Надо было сразу знать, что чудной, — решил и рассудил он. — Та­ких талантов ни у кого не видано, а значит, Сам Бог изъян назначил, ибо у всякого бабой рожденного изъян должен в чем-то быть после Адамова грехопадения.

Подробнее...

   Диавольский глаз у белобркенького, — негромко доложил разведчик атаману Секачу. — Кабы пулями его глаз стрелял, Сечи некого бы опа­саться.

Подробнее...

    Помню. Я такой не была.

Мать со знакомой на кухне. Сидят, экономят или забыли включить лампочку (потому что в таких позах только и забывать).

Телевизор — традиционно.

Подробнее...

    Ешь, малыш, еще.

Вот теперь Аня удивляется — плохим, тяже­лым удивленьем; разгадав, что тревога была из-за предчувствия этого. Тихо, вежливо:

    Я не хочу больше.

Подробнее...

Надо бы еще шевельнуть губами к улыбке... надо бы. Да как?

Тут сзади бухает:

    Мальчик. Паша.

Больно бухнуло, в спину. Теткина тень на­крывает ее батарейки. Продавец, видно, думает, что они родственники. Аня — сама не зная, по­чему; не иначе из чувства протеста:

Подробнее...

К концу пути батарейки хотят умереть, так что слушаем то мееееедленное, басом, на коро­ву похоже (с нашей-то музыкой), что получа­ется.

Под это Аня снимает галоши, трет коленку и босиком, устало — на кухню.

Подробнее...

Ничего не сделают. Пытаются снова.

Тогда Аня из какого-нибудь ближнего кар­мана правой достает нож. По пути раскрывает (складной же, как помните). Состряпывает маньячное лицо (за доли секунд выбирая, что маньячнее: искры в глазах, буйность жарких стран, типа щас не сдержится (но в последние месяцы ей не до буйности); ледяное, как Аркти­ка, спокойствие, даже надменность, типа убьет и не вспомнит (но в горле-то пересохнет, сфаль­шивит как пить дать, а эти почувствуют); болез­ненность, потянуть «ыыыыыы», типа только что из диспансера... в итоге — нечто между вто­рым и последним).

Подробнее...

Класс посмеялся.

  Потише, — заметила Галина Юрьевна. По­смотрев на следующее сочинение, она взгляну­ла на старосту. — Абакумова — пять. Молодец.

Подробнее...

Светофор замигал. Машины затормозили.

Они пошли по зебре. Жанна шла по правую сторону от Артема, Витька слева от него. Тут она услышала: что-то движется. И посмотрела влево. Какая-то легковая машина, видимо, нес­лась на полной скорости и стала резко тормо­зить на светофоре. Жанна испугалась, машина ехала прямо на нее. Вот как это бывает: ты про­сто идешь и смотришь вперед, а потом что-то за­ставляет тебя повернуться и ты видишь, что те­бя хотят сбить. Но ты уже ничего не можешь сделать.

Подробнее...

  Да что же вы за дети-то такие? Почему вы выручать друг друга не хотите? — обратилась Анна Сергеевна к шестому «А». Затем снова по­вернулась к Артему. — Вот, наверное, из-за того, что не позавтракал и кружится голова. Почему ты на завтрак не пришел?

Артем стоял, виновато опустив голову, будто говорил не с Анной Сергеевной, а с землей.

Подробнее...

Мама прошла по коридору.

  Ну, что? Звонила? — бросила она в комна­ту, а сама пошла в ванную.

  Да. — Жанна смотрела картинки. — Мам, а кому было выгодно взрывать дом?

Подробнее...

  Их же надо было убрать. Там не оставят эти руины, правильно? На месте одного дома сей­час церковь стоит. Еще построили четыре новые многоэтажки. Еще памятник погибшим есть.

Подробнее...

Тлава 9. Такой холодный М

Но, выйдя из ванной, моя экс-компаньонка не дала себе труда даже заглянуть в комнату. Я услышал короткое “мерси”, а за­тем — красноречивый стук захлопывающейся двери. Удостове­рившись, что Розалия действительно ушла, я вытащил из пид­жака толстый бумажник, который еще несколько часов назад покоился в кармане плаща красавца блондина. Там обнаружи­лось множество пластиковых карточек, свидетельствующих о его мировоззрении и психофизическом состоянии (“я диабе­тик”, “не даю согласия на пересадку органов”, “моя группа кро­ви АВ Rh-”, “в случае угрозы жизни позови ксендза”), а также абонемент в бассейн, проездной билет, карта постоянного кли­ента одной из столичных кофеен, карта “Виза” и семнадцать злотых.

Подробнее...

Героическая “варшава” высадила ворота и выскочила на грунтовку. Розалия, проделав лихой маневр, направила авто­мобиль к шоссе.

Подробнее...

   Целехонькая. Все на месте. Дедок, видно, о ней забо­тился.

   Шины почти спущены.

   Ничего страшного. Воспользуемся эффектом внезапно­сти. Достаточно выехать на дорогу, а там стопорнем кого-ни­будь и доедем до Варшавы.

Я не позволил ослепить себя простотой этого замысла.

Подробнее...

четыре конфорок, я убедился, что в окошко не пролезет и цы­пленок. После чего приступил к простукиванию стен и пола в тех немногих местах, где к ним имелся доступ, и довольно бы- [162] СТР° удостоверился: гараж построен в полном соответствии с ил 1/20W нормативами ядерного убежища, и единственный выход из него — через обитые жестью ворота. Пока я занимался про­фессиональным изучением ситуации, завершившимся выво­дом, что она — ситуация — безнадежна, Розалия сидела в “Вар­шаве” и нежно гладила обивку. Вся разрумянилась, зрачки расширились, дыхание участилось...

    Дедушка Генек не отдаст нам ничего из своих трофеев. Брось эту рухлядь — лучше подумай, как уговорить

Подробнее...

Вокруг любопытного старичка, гав­кая, вилась мелкая рыжая шавка.

   Дедушка Генек— жуткий неряха, — объяснил Красав- г-i g-i 1

чик. — Ну, вылезайте.                                          

Подробнее...

Или это и было его молчаливым согласи­ем... Старик? Давно уже!.. А Света в крохе-учае не нашлась; за это Саша отца винил, что мать не уберёг — а теперь и забывал, грачём-прихвост- нем взъерошивался в поминальный день — и больше ничего. Поэтому, что ли, так в нём ране­ный сокол просыпается, когда отец подбивает клинья... Но больше-то, конечно, виноват он сам, Саша.

Подробнее...

начнёшь вспоминать: наслоения акварель­ные, лессировки. И как вы только!.. по пятьде­сят, по сто лет живёте — одна больничная огра­да (вот если мимо-то пройдёшь) может выро­дить шквал воспоминаний — громоотводы не спасут. Противосудорожное и против астмы, его дородная синяя сумка, хлебозавод, заводной апельсин, пожар, работа в гардеробе, плесень провинциальная, серая — клеймёная. Уж у ко- го-кого, не заливай, — говорили саранские дру­зья, — а у тебя точно жизнь не серая. Не серая, а какая? — хмурился. — Серо-буро-малиновая — вот цвет моей жизни.

Подробнее...

  Не вымирают, говорю, — настырно повто­ряет Аверкин, крутясь у зеркала, никого не слу­шая. — Эээ, только в паспорте русскими запи­сываются. раньше в паспорте, а сейчас в свиде­тельстве о рождении, — и останавливается в зеркале: — Эээ! Всё одно: вымирают!

Значит, ты есть непомнящий? — очнулся Учайкин на голос Хеллы.

   Нет. эрзянин я наполовину, по матери.

   Немножко.

Подробнее...

Да, Хелла?

Звёзды глазеют — голодные пескарики. Чего подглядываете?.. Как они здесь оказались — Са­ша с Хеллой — у мемориального кладбища в са­мом конце Коммунистической — не помнят, наверное, вдруг.

Подробнее...

А как она сказала тогда, что это отчим её изнасиловал и избил?

  Написала она. Я около её кровати сидела, не отходила. Вижу, глазки открывает. Я запла­кала, Бога благодарить стала, что он молитвы мои услышал... Ну вот я и спросила: кто это с тобой сделал, Леночка? Чтоб у него руки и ноги отсохли, сволочь. Она показывает мне на ручку. И написала кое-как.

Подробнее...

21

У МЕНЯ ВЗЯЛИ ПАСПОРТ, отсканировали; я подписала несколько документов. И всё. Всё так просто. Теперь я тут работаю.

Я ставила свой иероглиф, не чувствуя ни волнения, ни радости. Я понимала, что вот я до­билась того, чего хотела. И это было для меня не большим событием, чем в полдень сходить за молоком. Не важны средства. Важна цель. Чем я лучше него...

С Павловым я старалась лишний раз не встречаться. Мне казалось, что он может залезть ко мне в голову, прочесть мои мысли. Когда на­ши глаза встретились, я ждала брезгливости. Но в них не было ничего. Словно он ничего не знал. А я знала, что он знает. И я ждала отвращения, потому что его заслужила.

Подробнее...

19

— СЕЙЧАС ИДИ В РЕДАКЦИЮ, я позвоню, чтобы тебя оформили в штат, — его толстые пальцы нащупали собачку на молнии брюк.

А не возникнет вопросов: с чего вдруг? То вы были мною недовольны, то вдруг стали до­вольны.

Он усмехнулся.

  Был не доволен, стал доволен, — он надел пиджак. — В этом мире всё меняется, да? Ну ладно. Иди, красотка.

Подробнее...

  Оставьте меня в покое, я же сказала, что не буду участвовать!

Она опять бросила трубку. Моя командиров­ка окончательно сорвалась.

  Ищите другие истории, — сказал мне на это Павлов.

Я злилась на себя. Злилась на его равноду­шие. Злилась на всё. Истории? Будут вам исто­рии. К вечеру я принесла ему подборку. Я села напротив него, но я не успела открыть рот, как он повернулся ко мне, покачал головой, издав уже привычное «блин».

  НУ, ЧТО?! ЧТО Я ОПЯТЬ СДЕЛАЛА НЕ ТАК?! — закричала я. Меня вконец все это задолбало.

Подробнее...

Через неделю я узнаю, что он пытался по­кончить с собой.

Через неделю и один час я узнаю, что у него была депрессия в латентной форме.

И я стала для его депрессии катализатором.

Я шла по разбитым тротуарам больницы и думала: не в таких мы разных местах находим­ся. И там и там ненормальные люди. Только в больнице Ганнушкина никто не скрывал свое заболевание. А в остальном — и там и там все сидят на транквилизаторах и седативных препа­ратах. Люди из телецентра «Останкино» вполне могут попасть в больницу Ганнушкина. А из больницы Ганнушкина — в телецентр «Остан­кино». И вряд ли они заметят большую раз­ницу.

Подробнее...

Джеймс читал в книжках, что бывает, у людей ноги при­растают к полу, и сейчас именно это с ним и случилось. Он буквально окаменел. Он смотрел на Оливера, и где-то внутри у него рос и поднимался ком, который стал биться у него в горле. Это было его собственное сердце, стучавшее с такой силой, что он испытывал боль.

Подробнее...

—     Нет, миленький, мама вернется позже. Теперь послу­шай, Джеймс, дочь миссис Ходжес должна прийти за ним в половине шестого, в это время она кончает работу. Она обещала забрать его к себе, а я заеду к ней на обратном пути. А теперь мне пора бежать, мы с Гилбертом встречаемся в три.

—     Ничего себе! — выпалила Розамунда, когда машина отъ­ехала от фермы. — Достала уже! Подумать только, торчать с ним. Я собиралась сделать задание по изо.

Подробнее...

Заверения Мирабель ничего не стоили, и, вместо того

чтобы сидеть дома с Оливером, она появилась на ферме Юз- Холл три дня спустя, чтобы подбросить им мальчика — на этот раз чтобы отправиться за покупками с матерью Гилбер­та. Отсутствовала она четыре часа. Оливера стошнило — он объелся ирисками, которые нашел в комнате у Розамунды, вырвал с корнем шесть комнатных растений и оборвал с них все листья, прежде чем Джеймс застал его за этим занятием.

Подробнее...

Отдана на попечение, в случае если животное переживет меня, Джеймсу Александру Файфилду, проживающему на ферме Юз-Холл в Грейт- Синдон, единственному известному мне человеку, к которому я ис­пытываю доверие...              

Как можно говорить такие жуткие вещи! — сказала Ми- рабель. — Подумать только, написать черным по белому по­добное... Джеймс заслуживает всяческого доверия. Мне бы это было не по силам: невозможно держать кота в доме, где есть маленький ребенок.

Подробнее...

перед моим мысленным взором встает картина: 1831 год, физическая лаборатория королевского института, одинокий профессор наматывает на деревянную скалку две парал­лельные проволоки, устраняя непосредственный контакт между ними с помощью шнурка. Одну проволоку соединяет с аккумулятором (по современной терминологии), другую — с гальванометром и наблюдает интересный эффект: в момент замыкания и размыкания контакта с источником питания ощущается слабое, но воспроизводимое воздействие на гальванометр в цепи другой проволоки.

Подробнее...

уверен, что в грантовой системе развитых стран столь не­обычных требований к научным проектам не предъявляют. об этом можно судить по журнальным статьям: исследования метамиктных структур методами электронной микроскопии или XANES широко публикуются в ведущих международных журналах, с выражением благодарности тому или иному фонду за финансовую поддержку. А если российские иссле­дователи, помимо изучения структуры минералов принятыми во всем мире методами, дополнительно предлагают изучить химические процессы в них и указывает соответствующие методы исследования, то почему это плохо?

Подробнее...

Оценка «традиционности» методов

посмотрим на другой вопрос экспертной анкеты, принци­пиально важный для понимания методологии экспертизы в целом, — пункт 1.4 «методы и подходы к решению постав­ленных задач». высший балл по нему равен трем, рецензент посчитал, что больше единицы наш проект не заслуживает, то есть выбрал для него значение «планируется использование традиционных подходов и инструментальных методов». воз­ник вопрос, но не к рецензенту, а к составителям анкеты: чем плохи «традиционные методы»?

Подробнее...

в чем важность этого направления? все процессы, свя­занные с метамиктизацией — и физические, и химические, и структурные, — начинаются в минерале именно с ядерного распада радиоактивных атомов. проект предполагал, помимо обязательных структурных исследований, ядерно-химиче­ские и рентгеноспектральные исследования химического состояния атомов в метамиктных минералах и изменения этого состояния под действием температуры. такой подход дает возможность оценить энергетику химических реакций в твердом теле, их взаимосвязь с процессами рекристалли­зации метамиктной структуры и термическим поведением электронных нарушений, так называемых электронно-ды­рочных центров. вполне понятно, что заявленный проект направлен на изучение самых глубинных, фундаментальных свойств вещества в метамиктном состоянии.

Подробнее...

В этой заметке автор намерен коснуться весьма де­ликатного вопроса, а именно системы экспертизы на­учных проектов, подаваемых на различные конкурсы. статья основана на конкретном материале экспертизы проекта нир, финансируемого из средств санкт- петербургского государственного университета.

Подробнее...

-      Каждая из моих поэм представляет боль души и мою авторскую позицию по отноше­нию к окружающей среде и к человеческим поступкам. Истоки древних преданий идут от моих предков, родителей и старших сороди­чей - они исходят из моей памяти и собствен­ных наблюдений и размышлений. Проблема­тика эвенских преданий, рассказанных мне бабушкой, по-моему мнению, стала ещё акту­альней и острей. Она перекликается с мировы­ми проблемами, человеческими конфликтами и экологическими катаклизмами в настоящее время.

-      Раньше ваши стихи и поэмы перево­дили Михаил Эдидович и Анатолий Пре- ловский. Вы довольны были их перело­жениями?

Подробнее...

В порту Дакар наш траулер поставили в док. Ре­монт продолжался пятьдесят суток. В свободное от вахты время мы часто ходили в наше посоль­ство - там были отличные спортивные площад­ки. Работники посольства играли с нами в волей­бол, в теннис.

В это время в Дакаре проходил фестиваль мо­лодёжи стран Азии, Африки и Латинской Амери­ки. От нашей страны делегации не было. Только поэт Евгений Евтушенко получил личное при­глашение от президента Сенегала Леопольда Сингора, который сам был неплохим поэтом.

Подробнее...

-      возрождения эвенского язы­ка. В школах нужно ввести обучение не только так называемого литературного языка, но и языка местного диалекта. Остро необходимо ввести программы обучения эвенскому языку среди невладеющих языком детей-эвенов. На­до спасать язык хотя бы такими путями. Только когда появится живая эвенская речь, можно начинать разговор об унифицировании орфо­графии.

-     Следите ли вы за развитием литера­турной ситуации и у эвенов Камчатки, Чукотки, Колымы и Охотского побере­жья? Какие появились новые имена?

Подробнее...

-      народ­ный дух мне помогла работа над Книгами Чте­ния на эвенском языке, которую я начинал, по­нимая, что детское восприятие не терпит фальши. В результате вышли в свет шесть книг по эвенскому языку и литературе, и претерпе­ли несколько изданий. Эта работа уже требует нового подхода в новых условиях.

- Где вы печатались после распада Со­ветского Союза? Были ли у вас возможно­сти печататься на эвенском языке?

Подробнее...

 


-     Василий Спиридонович, европей­ский читатель ничего не слышал о ваших новых работах больше двадцати лет. Трудно было поверить в то, что вы уже выдохлись. Откройте тайну, чем же вы всё-таки занимались последние два деся­тилетия?

В последние двадцать лет жизнь складыва­лась так. Печататься было очень трудно, почти невозможно. Одна рукопись пролежала 15 лет. В это время моих переводчиков, которые под­держивали меня, не стало. До этого я и сам ис­пытывал некоторую робость выражать себя вообще. Было время, когда рукописи просто терялись в папках моих доверенных лиц.

Подробнее...