АВТОМАТЫ мы положили на кухонный стол. На прощание Хесин сказал парням, что “отвезет потом стволы в центр”, и закрыл за ними дверь. Я услышал, как за­тарахтел мотор, и джип с ребятами, с которыми мы провели четверо суток без сна в пустыне, отъехал от дома. Четверг, день, отличная погода. В Сулеймании уже во всю светило солнце, когда мы вернулись с ханакинского фронта. На джи­пе даже царапины не осталось.

Подробнее...

I968

Замойски. Вы меня огорчаете, Лия. Конечно, дело ваше, вы вольны выбирать, нб мы совершенно иначе пред­ставляли себе ваше будущее. Вчера ещё здесь мй обсуж­дали ваше назначение. Давайте договоримся: вы 'это не писали, а я не читал.

Лия. Университет дал мне неизмеримо много, и я, конечно, высоко ценю ваше отношение, но мне всегда хотелось работать с детьми и сейчас, когда появилась такая воз­можность...

Подробнее...

На следующий день, в Лондоне, Чемберлен пригласил Риб­бентропа на прощальный обед. После стольких лет работы в Англии посол рейха недавно получил повышение. Отныне ом министр иностранных дел. Он вернулся н Лондон на нес воль- ко дней, чтобы проститься и сдать ключи от дома. Потому что, говорят, Чемберлен, владевший несколькими апарта­ментами, до войны сдавал жилье и Риббентропу.

Подробнее...

Ешь. Ничего ты не обжегся, не выдумывай. Когда Земля была окончательно устроена, Бог решил поселить на ней разумное существо. Смотри, как бы Бог не передумал, если будешь так вертеться. Значит, взял Он земли и вылепил человека, да, мо­жет, из глины, смочил ее водой, которая уже существовала. Ну как лепят горшки, но человек, ясно, сложнее. Потом — пфф — вдунул свое дыхание прямо в нос человеку, и тот ожил. Если и правда горячо, подуй.

Подробнее...

КОГДА читаешь о Венеции, редко встречаешь описа­ние того, что о ней думают; гораздо чаще наталкива­ешься на рассказы о том, что в ней чувствуют. Венеция пробуждает не мысли, но ощущения. Возможно, причиной всему особое сочетание воздуха, воды, архитектуры и акусти­ки, воздействующее не только на слух, но и на сердце. В Вене­ции можно размышлять о чем угодно, только не о ней самой. Зачастую мы впитываем ее чудесную атмосферу, думая о со­вершенно посторонних вещах.

Подробнее...